15 49.0138 8.38624 arrow 0 both 0 4000 1 0 horizontal http://smexmotiv.ru 300 4000 - 0
theme-sticky-logo-alt

ПРО ДЕНЬ ВСЕХ ВЛЮБЛЁННЫХ. Не

ПРО ДЕНЬ ВСЕХ ВЛЮБЛЁННЫХ.

Не могу не согласиться с теми рупорами истиной любви, которые весь день сегодня будут орать, что, дескать, негоже в России отмечать басурманские праздники.
И напоминать про наш, посконный, креплёный скрепами христианский день Петра и Хавроньи. В целом, мне эта история тоже ближе.
Как женщине.

Валентин — он кто? Да пёс его знает. Склонный к излишнему риску священник, который, вопреки запрету тогдашнего фашиста Клавдия, женил военных на бабах. Так себе подвиг, если ты
не Ирина Аллегрова.

Совершенно другое дело наша Хавронья — женщина с большой буквы Х. Она ничего особо рискованного в порядке живой очереди
не осуществляла, кроме, разве что, мелкого бытового колдовства, популярного знахарства и прочих оккультных чудес, к которым наше православие в разные времена относилось по-разному. Полагаю даже, что занятия Хавроньи в разрезе христианства пришлось несколько раз подробно пересматривать.

Хавронья сильно хотела замуж. Настолько сильно и чуть ли не с рождения, что каждая нормальная женщина должна тут же почувствовать в ней родную душу. Вот только
с "замужем" ей не везло.

Оказия приплыла в руки с завидным по социальному статусу и обеспеченным на пару поколений вперед родным братом местного князька — Петром, пострадавшим от дракона
в семейных разборках. Дракон, как водится, нанёс Петру противоправные действия в виде значительных телесных повреждений. Официальная медицина тогда развела руками
и Петра потащили к Хавронье. А так всегда:
в основном, конечно, на костёр ведьму, но случись чего — не брезгуют.

Хавронья прищурилась на княжеский потенциал и, не подбирая особенных слов, постановила: "Пациент может выжить только
в случае скоропостижной женитьбы на врачевателе, то есть, мне, иначе лечить отказываюсь". И кокетливо зарделась.

В этом месте легенды, бабоньки, давайте ликовать, потому что, получается, что даже по божьему персту и прямому указанию выходит, что в любви, действительно, все средства хороши.

Шантажом заставив княжеского братца жениться, Хавронья в браке прожила жизнь настолько благочестивую и скучную, что даже официальная церковь развела руками и причислила её к лику, закрыв глаза на былое шаманство и женскую корысть.

Вывода тут никакого не может быть, кроме того, что, если вам по вкусу дарить друг другу "хавроньки" в июле вместо валентинок
в феврале — да и на здоровье. Чо орать-то?
(с) Алёна Чорнобай