Главная / Стена / Страшный дядька Целлюлит или красота

Страшный дядька Целлюлит или красота

Страшный дядька Целлюлит или красота требует жертв
Редкая женщина не мечтает похудеть. Если она стройная, значит, пусть похудеет скелет. На какие только ухищрения не идут наши дамы, чтобы сделать походку лёгкой, а фигуру стройной. Диеты, обёртывания, чего ни попадя. А тем более, говорят, что появился какой-то новый страшный враг под названием Целлюлит.
Кто такой — не знаю. В глаза, отродясь, не видела. Просто у меня тяжёлое прошлое — бывшая гимнастка. Но страшно очень. Лично мне он представляется ужасным усатым дядькой с цепкими пальцами, которые он тянет ко мне, пытаясь ухватить какую-нибудь существенную часть моего тела. Но разговор не об этом.
Дело было летом. Отпуск мой заканчивался. На учительскую зарплату не больно-то разгуляешься. Как говорится: «Полетел бы на Гоа, да в кармане ни хуа». Отдыхать пришлось дома, на территории родимого колхоза, позволяя себе маленькие незначительные радости, типа посещения парикмахерской, покраски, стрижки да маникюра с педикюром, дабы привести себя в божеский вид перед началом учебного года. Всё бы ничего, но в пустом зале меня поразили истошные крики, которые доносились из-за закрытой двери. Испугавшись, и вцепившись моей парикмахерше, а по совместительству хозяйке салона Тане, в руку, я поинтересовалась: а чего же это такое? На что получила интересный ответ: Тётя Оля, это массажистка Инга делает антицеллюлитный массаж.
Надо пояснить почему я — тётя Оля. На румынском языке уважительное обращение к женщине звучит как «доамна Олга». На русский переводится, ну, что-то типа госпожа, сударыня. Госпожа Ольга — слишком круто. Поэтому девчонки-мастера меня прозвали «танте Оля». В переводе «тётя Оля». Миллион раз просила их говорить мне «ты «и называть просто «Олей» ответ один: мы не можем. Очень сильно уважаем. Я привыкла. Звучит даже прикольно «наша тётя Оля». Все остальные — чужие. Когда в салон приходят клиенты и слышат «тётя Оля» сначала ругают Таню, а услышав, сколько на самом деле мне лет, говорят; «Тётя Оля, простите, были неправы». Но это неважно
Возвращаемся к нашему целлюлиту. Долгонько я не была в любимом салоне. Оказывается, за время моего отсутствия здесь появилась массажистка Инга. Говорят, кудесница просто. За 10 сеансов массажа женщины худели на 10 кг. Перспектива показалась очень заманчивой. И я решила за оставшуюся неделю до выхода на работу потерять десять не десять, но 7 кг точно. Поскольку анкета, размещённая на сайте знакомств, никак не давала мне покоя, и мой старый знакомец Гименей, толкал меня на всё новые и новые подвиги, я решила похудеть.
Инга, вызванная ко мне, назначила первый массаж на завтра и велела принести мне с собой простыню, массажное масло и плёнку для обёртывания. Следующим вечером ровно к 19.30 я была в салоне с купленными для похудения атрибутами. И, естественно, за мной увязался мальчик-Гименей. Дальше началось что-то страшное. Под цепкими руками массажистки я поняла, что чувствует сдобное тесто для пирожков, когда его месят и колотят кулаками. Мои крики и мольбы о помощи на Ингу не действовали. Гименей сидел на шкафу и дико ржал, приговаривая, что если хочешь быть красивой, надо быть готовым на любые жертвы.
Жертва я была неопытная и пришла на пытку с пищевой плёнкой. Инга её забраковала и сказала, что для особых клиентов у неё есть бонус: полиэтиленовая пленка, которая осталась от теплицы для помидоров. Она украла её у мужа. Мало мне массажного масла. Меня намазали разогревающим гелем с кайенским перцем и закрутили в плотный полиэтилен. Тут же выяснилось, что я пришла в неправильной одежде: лосинках до колена и футболке, а надо было в широком лёгком платье.
Меня запаковали в плёнку для теплиц. От колена до груди. В ней я не могла ни чихнуть, ни согнуться и скрипела, как кузнечик. Бельё надеть невозможно. Трусики закинула в пакет. Гименей на шкафу загибался от смеха. Надо было идти домой. А как? Инга прорезала мне плёнку между ногами, чтобы я могла хоть как-то натянуть лосинки. Совместными усилиями их мы натянули, футболку набросили. Простыню и полотенце положили в пакет и я, как оловянный солдатик, с несгибающимися конечностями, пошла в сторону дома. Меня спасли только широкий шарф и темнота.
В первый раз я была абсолютно счастлива, что живу не в центре города. Потому что, идя домой, ощутила, что мне очень прохладно в том месте, где спина теряет своё благородное название. Кроме того, очень неудобно было идти. Почему-то сковывало ноги. Оказалось, что по этой тепличной плёнке мои лосинки сползли до щиколоток, и карданный вал был полностью открытым.
Гименей, летящий за мной, просто кувыркался через голову и стонал от смеха, говоря, что он меня никому не отдаст, потому что второй такой дуры, как я, нет на всём белом свете. А я, стоя посреди дороги, пыталась натянуть лосинки на скользкую полиэтиленовую помидорную пленку, не выпустить пакет из рук и удержать шарф. А от кайенского перца всё тело зудело, горело и чесалось.
Всё бы ничего, но проезжающие мимо машины, иногда освещали меня фарами. А сзади маячила фигура дядьки, который никак не хотел меня обгонять. Видимо, побаивался. Я его прекрасно понимаю. В темноте встретить странную женщину, шагающую, как Робокоп, да ещё и скрипящую — каждый испугается. Не знаю, что он подумал: то ли я пришелец, спешащий к инопланетному кораблю, то ли марсиане захватили Землю и скоро начнутся звёздные войны. А, может, ему нравилось моё лёгкое неземное свечение, которое появлялось каждый раз, когда меня освещали фары проезжающей машины.
Наконец, я походкой гетеры Мосико-сан кое-как дошкандыляла до дома, чувствуя, что ещё чуть-чуть и на мне вырастут помидоры с огурцами и перцем. И залетевший Гименей, и встретивший меня дома сын хохотали до судорог. Снять полиэтиленовый панцирь не было никакой возможности. Сын шугнул Гименея, разрезал плёнку и спас маму от неминуемого ожога.
Наверное, лишним будет сказать, что на массаж я больше не ходила и никакого дядю по имени Целлюлит теперь не боюсь. А с Гименеем мы с тех пор — лучшие друзья. Он сказал, я и ему верю, что никто и никогда в жизни не смешил его так, как я.

© Ольга Назаренко