Главная / Стена / Этот день хотел меня убить.

Этот день хотел меня убить.

Этот день хотел меня убить.
Ранил с самого утра.

Я утром вскочила с кровати, распахнула плотные шторы и… ничего не изменилось. Ничего. Как было в комнате темно, так и осталось.

Я удивленно посмотрела на часы — шесть утра. Рассвет уже должен случиться, где же он?

Оказалось, что прямо над моим домом нависла сливовая грозовая туча, и из нее, как из дуршлага, шел крупный сильный дождь.

Я вздохнула. Пошла варить кофе.

Пока он закипал, я смотрела в окно, и повторяла про себя свою мантру:

На любую погоду согласна.
Нынче ясно? Спасибо, что ясно,
Завтра ветер? Спасибо ему.
Просто я воротник подниму.
А вчера целый день моросило?
И прекрасно — я плащик носила…

Обычно помогает. Но не сегодня.

Сегодня я раздраженно решила, что автор написал стихотворение в какой-то хороший день, потому что такой погодный дзен доступен лишь ясным летним днем, а вот когда за окном такой Винтерфел, то хочется рифмовать слова «грязь-мразь», «слякоть-мякоть», «жесть-есть».

Я взяла чашку с кофе в руки слишком резко, как-то неловко, и пролила кофе на халатик. Любимый светлый халатик.

— Да блин! Что за… — психанула я, чувствуя себя самым несчастным в мире человеком.

Стала застирывать пятно, но оно только еще больше расплылось. Я раздраженно сняла халат, запустила стирку.

Вспомнила, что вчера испекла творожную запеканку с изюмом, которую мои все любят, и сметают в два счета, но из-за того, что испекла я ее уже после обеда, как-то на ужин она не зашла, вот и осталась.

Я взяла нож, хотела отрезать себе кусочек, нож соскользнул и прошел по пальцу.

— Тсссссс, аааааааай, — захныкала я и побежала за пластырем.

Ну что за утро?

Я вернулась в постель, с заклеенным пальцем, обиженная на запеканку. Пыхтела, хмурая и злая.

Это мой ритуал — выпить кофе в постели, листая письма.

Первое же письмо было от продюсера, который сообщал, что наш телевизионный проект переносится, и нашей запланированной поездки в… Эфиопию не будет.

Я ее очень ждала, эту поездку. Она обещала быть очень крутым и ярким впечатлением, отличным новым опытом и не говоря уже о моем здоровом голоде до новых стран.
А тут… отбой.

Я расстроилась. Очень. До слез.
Прочла другие письма. Хороших новостей не было.

Зашла в соцсети. Миллион уведомлений. Рандомно стала открывать комментарии к моим постам. Попадала на ветки, где чужие, незнакомые люди экспертно обсуждают, как мне правильно жить, чтобы оправдывать их ожидания, впаривают непрошенные советы, задают исключительно некорректные вопросы, бесцеремонно вторгаясь в личное пространство, и не видят в этом махровой невоспитанности. Удивительно, ведь им не 12, и ведь не стыдно…

Я давно привыкла к этому за годы блогерства и открытости, но именно сегодня срезонировало в самое сердце.

Я раздраженно отложила телефон. Допивала кофе в тишине и унылости.

В 7 заработали будильники у моих, домашних. Проснулись сын и муж.
Я пошла прислуживать семье, делать завтрак, гладить рубашки.

Муж заметил мою хмурость, спросил, что случилось.

— Я не еду в Эфиопию.
— Слушай, в этом много положительного. В этой Эфиопии какие-нибудь малярийные комары или носогубые стрекожуки, после укуса которых можно кони двинуть. Считай, ты спасла себя от этого всего.

Муж хотел поддержать, и частично он прав, но в тот момент я хотела просто сочувствия. Не надо радоваться, что у меня сорвалась мечта.

У сына сломалась молния на куртке, муж пытался починить, я пыталась найти другую куртку, сын опаздывал, все нервничали. Я в итоге нашла другую куртку, без капюшона, а сын так нелепо носит зонт, что постоянно весь мокрый… Но выбора нет.

Наконец, мужиков своих проводила.

Уже перед выходом выяснилось, что муж сегодня договорился закинуть машину в сервис (в нашу машину въехали на парковке, и теперь надо чинить крыло по каско), а значит я сегодня безлошадная. Это плохо, у меня были планы на авто, а то по такой погоде…

Дочку я не будила, она сегодня не идет в сад. Мы с ней на 11 утра записаны к врачу: будем прижигать ей бородавку.
Это больно. Моему ребенку предстоит боль и стресс, и я его «предвкушаю» уже сейчас, и мое настроение стремится к нулю. Пусть малышка поспит.

Мне очень тревожно. Тревожность прямо зашкаливает. В принципе, тревожность есть в знаменателе любого материнства, но сегодня просто самый пик.

Я сажусь написать текст, который давно должна, но чувствую, что вдохновение засорилось раздражением, и вместо текста получается какой-то ябедничающий пасквиль.

Чорт, этот день что-то нехорошее задумал против меня, надо просто его как-то прожить, с минимальными жертвами…

В 11 мы с дочкой сидим под дверями кабинета с надписью «Процедурная». Меня трясет. Ничего не подозревающая дочь носится по коридору и хохочет.

Я умом понимаю, что это всего лишь какая-то несчастная бородавка, и прижечь ее — одна минута, для этой «операции» даже обезболивания не предусмотрено.

— СЛЕДУЮЩИЙ! — слышу из кабинета.
Я ловлю дочь, но она думает, что мы играемся, и вырывается из рук, бежит к лестнице и попадает прямо в руки… папы.

— Успел! — радуется муж, подхватывает дочь на руки, подбрасывает к потолку, подходит, спрашивает: «Нам сюда?»

Я киваю.

— Посторожи зонт, — приказывает мне муж.

— Нет, я с вами! — я рвусь в кабинет, чуть не плачу.

— Мы сами, нечего нам тут драму устраивать…

— Миша!

— Оля, надо же кому-то посторожить зонт! — очень вкрадчиво говорит мне муж, и оставляет меня в коридоре.

Мой муж совершенно невыносим в быту, и зануда, и много что еще, но в экстренных ситуациях он всегда рядом, на передовой, заслоняет нас от бед и проблем, за это я ему очень благодарна.

Я напряженно сижу в коридоре. Сторожу зонт. Надо же кому-то его сторожить, ага! С него стекает вода.

Из кабинета слышится смех дочери, шутки-прибаутки мужа, голос врача, потом резкий крик дочери, потом хныканье, и бормотание взрослых, уговоры не плакать…

Не прошло и минуты — выходят. Дочка сидит у папы на руках, изображает обидку. Протягивает ко мне ладошки, я обнимаю, целую ее курносую мордашку.

— Больше страхов и разговоров было, — комментирует муж. — А процедура — на пять секунд.

— Ох, папочка, я бы вас в медбратья взяла, а то у нас тут по поводу каждой бородавки такой мхат разводят… — выходит проводить нас врач.

У меня — гора с плеч. Все хорошо.

Я с удовольствием слушаю пояснения врача о дальнейшем уходе за бородавкой. Ура! Больше моему ребенку не будет больно! Жизнь стремительно налаживается.

Мы выходим из больницы. Дочка едет у папы на плечах, безобразничает. Она уже все забыла. И правда в этом событии 99 процентов — моего материнского страха.

Дождь закончился.
Небо промывает от пыли туч.
Мое настроение стремительно улучшается.

— А где мой зонт? — спрашивает муж.
— Ой, — я всплескиваю руками.
— Ты худший в мире сторож для зонтов, — смеется он.

Пока я бегаю за пропажей, они с дочкой скачут через лужи, и даже в самый их эпицентр заскакивают. Дочке два, почти три года. Ну когда еще прыгать по лужам в оранжевых резиновых сапожках?

Муж сажает нас на такси, сам несется к метро, опаздывает на работу. Дочка весело машет папе!

Я взяла с собой запеканку, потому что утром дочка отказалась завтракать. И сейчас я развернула фольгу, и мы все трое, прямо тут, в пробке, весело ее хомячим: я, Катюша и таксист. Такая вкусная запеканка, чудо!

У меня пиликает телефон. Пришло письмо от продюсера, что проект не отменяется, его утвердили на следующий год, а значит, все будет!

Я откидываюсь на заднем сидении. Класс! Отличные новости.

В вайбер приходит сообщение от мужа. Фотка какого-то золотистого пакетика и подпись: «Забежал в магазин, увидел вот этот кофе, зерна из Эфиопии, взял. Будет тебе твоя Эфиопия прямо в Зябликово!»

Я улыбаюсь до ушей. Конечно, будет. Целый глобус будет.

Разные люди слово «люблю» говорят разными словами и поступками.

Я пишу ему в ответ: «И я тебя люблю».

Мы с дочкой выходим из машины около дома. Прощаемся с таксистом.

На небе совершенно неожиданно появляется солнце. Оно выглядывает в просвет между облаками и передает мне привет.

«Я никуда не делось, люди, я тут, за тучками, просто играю с вами в прятки».
И сегодня мы его нашли, наше солнышко.

Какой прекрасный день, чудо просто!

На любую погоду согласна.
Нынче ясно? Спасибо, что ясно,
Завтра ветер? Спасибо ему.
Просто я воротник подниму.
А вчера целый день моросило?
И прекрасно — я плащик носила…

Друзья, это пост о моем дне, пост-предупреждение.

ПОМНИТЕ!!! В ЛЮБУЮ МИНУТУ ВАША ЖИЗНЬ МОЖЕТ ИЗМЕНИТЬСЯ К ЛУЧШЕМУ!

© Ольга Савельева